Зарегистрироваться

Александр Блинов интервью.

Предлагаем Вашему вниманию интервью с игроком Элитарного клуба «Что? Где? Когда?», двукратным обладателем Хрустальной совы и звания «Лучший капитан клуба» АЛЕКСЕЕМ БЛИНОВЫМ

«Самое главное для меня – не количество завоеванных Хрустальных Сов, а победы моей команды!

- Алексей, еще в школе вы организовали при комитете комсомола клуб любителей игры «Что? Где? Когда?», так?

- Это не так. В школе я смотрел «Что? Где? Когда? по телевизору, и у меня была мечта прислать лучший вопрос, который будет принят организаторами игры, и сфотографироваться со знатоками, на фоне зеркального стола и знаменитого волчка. И тогда я страшно завидовал тем зрителям, вопросы которых были приняты. Через несколько лет моя мечта исполнилась, правда, немного иначе, чем я думал: я стал первым в СССР чемпионом брейн-ринга, и фотография команды, в которой я играл, была размещена на последней обложке журнала «Семь дней». Так что, как видите, мечты сбываются не только у Газпрома.

- Первую свою игру помните? Расскажите о самом ярком ее моменте.

- Самый яркий ее момент в том, что я ничего не помню. Все как будто стерлось в памяти, главное чувство после нее: я участвовал в ней, и я выжил!

- И стали знаменитостью, не так ли?

- Нет. Конечно, мои близкие очень гордились тем, что меня показали по телевизору, но я не сказал бы, что ко мне тут же пришли слава и популярность. По иронии судьбы, известными мы стали не благодаря победе, а благодаря поражению. Это была знаменитая игра, очень тяжелая и драматичная, которая закончилась тем, что мы проиграли пиджаки и остались только в рубашках и галстуках. И когда мы после этого вернулись в Петербург, то совершенно посторонние люди подходили к нам, хлопали по плечам и всячески утешали. Потом выяснилось, что Первый канал после этой игры собрал такое же количество писем, какое он обычно собирал за месяц, и в этих письмах люди требовали…

- Вернуть вам пиджаки?

- И не только. Люди готовы были перечислить нам деньги, чтобы мы могли купить себе новые. И мы почувствовали, что по тем или иным причинам мы нужны людям, что, с одной стороны, дало нам заряд бодрости, а с другой стороны, мы пережили своего рода клиническую смерть на уровне нашей команды. Так что, помаявшись еще какое-то время, команда распалась.

- Но это же не стало концом истории?

- Нет, и за это я до сих пор благодарен Клубу, который фактически сказал тогда: я не хочу быть без вас. Андрей Козлов и его команда уступили нам место за столом в одной из игр, а Владимир Ворошилов поставил условие: хорошо, ваша команда играет, но, если она проигрывает, то больше в Клубе не участвуют ни ваша команда, ни команда Андрея Козлова. Это было очень суровое условие – нести ответственность не только за свое будущее, но и за будущее другой команды.

- И очень жесткое, не так ли?

- Нам нужен был такой стимул, чтобы вывести нас из ступора, в который нас погрузило поражение. Владимир Ворошилов был гением, и это выражалось, прежде всего в том, что он любую ситуацию мог повернуть и на пользу Клубу, и на пользу отдельным командам.

- В передаче он казался злым гением.

- Я четко понимаю, что это делалось для того, чтобы создавалась атмосфера взаимной борьбы, которая «заводит» всех: и ведущего, и игроков, и зрителей. Именно благодаря этой атмосфере наше реалити-шоу и пользовалось такой популярностью.

- Наверное, тяжелее всего в этой борьбе приходилось капитанам команд.

- В определенном смысле, да. Капитан всегда должен был сохраняться спокойствие, быть сдержанным и выверенным в своих действиях. Не скрою, бывали ситуации, когда мне хотелось немного выпить, чтобы снять нервное напряжение во время игры, но я никогда не позволял себе этого, понимая, что могу расслабиться и «накосячить». А если это произойдет, команда сразу же окажется беззащитной - я не смогу уже принимать и отражать удары ведущего, и они будут приходиться на игроков, которые привыкли, что они за капитаном, как за каменной стеной.

- Сколько вопросов обычно приходит на игру от зрителей?

- Раньше их приходило очень много – тысячи и тысячи, сейчас, наверное, меньше.

- Очень интересно ваше мнение по поводу молодых игроков и по вопросу о том, как создать команду.

- Создать команду очень сложно, потому что команда – это особая энергетическая взаимосвязь людей. И возникает эта взаимосвязь не потому, что все игроки одного возраста, или по тем или иным причинам симпатизируют друг другу, а потому, что возникает взаимопонимание планетарного уровня. Такого, что становятся ненужными слова, достаточно жеста или взгляда, чтобы я, например, как капитан, понял, что хочет передать мне один из игроков моей команды.

- Но как вы подбирали игроков? Просто видели, что этот парень, или эта девушка «впишутся» в команду? Подойдут на ту или иную роль?

- Знаете, это в футболе игроков подбирают по функционалу, то есть под роль – форвардов, вратарей, защитников. А в игре такая модель отбора не сработает, тут надо подбирать именно по взаимодействию. Поэтому, кстати сказать, самое глупое, что можно сделать – это создать команду «звезд». От того, что «звезды» сядут в одну команду, что каждый из них будет обладать колоссальной эрудицией, команда успешнее не станет, синергетический эффект не возникнет. Тут важно другое – чтобы люди почувствовали себя родными на энергетическом уровне, чтобы они звонили друг другу каждый день по несколько раз, даже если для этого не было серьезных поводов. Чтобы приходили друг к другу и часами пили чай, говоря обо всем и ни о чем. И чтобы это происходило само собой, без всяких усилий с вашей стороны.

- Как неосознанные действия?

- В некотором смысле, да. Ты просто чувствуешь, что тебе нужно общение с твоими коллегами по команде, чтобы «подзарядить батарейки», и что им необходимо было то же самое, и что вы друг другу не в тягость, и нет среди вас ни донора, ни акцептора, а есть взаимный обмен энергией.

- И то же самое происходит во время игры?

- Да. Если команда не объединилась, нет этого энергетического обмена, то в центре стола, там, где волчок, образуется огромная холодная черная дыра, и ты чувствуешь, как из тебя утекает энергия. Люди сидят, говорят друг с другом, но нет того тона, нет волны, нет розетки и штепселя, чтобы возник заряд. Это просто часы Павла Буре, разобранные на шестеренки: каждая из шестеренок отлично выточена, прекрасно крутится, вот только часы не показывают время. И, когда выходит отпущенная на обсуждение минута, понимаешь, что вы не вышли на ответ, и у вас нет версии.

- И что в этом случае делать капитану?

- Два варианта: либо он берет ответственность на себя, либо перекладываешь ее на команду – делайте, что хотите. Ты, как капитан, в этой ситуации можешь немного потянуть время с помощью рассуждений и отвлеченных заявлений, но ведущий может тебя в любой момент оборвать и сказать: давайте ответ! И придется не только озвучивать свою версию, но и объяснять, почему ты остановился именно на ней.

- Такое наверняка бывает и когда команда сплочена, не так ли?

- Да, но в этом случае ошибки переносятся легче. А тут, как я уже сказал, ты чувствуешь себя рядом с черной дырой или в темном лесу, и при этом знаешь, что твои игроки здесь, вот они, сидят рядом с тобой, но их как будто нет. Это почти мистическое чувство, и не приведи Господь никому пережить это ощущение.

- Назовите три глупости, которые капитан ни в коем случае не должен допускать.

- Первую я уже назвал: попытка создать команду «звезд». Ни победы, ни удовольствия ты при таком раскладе не получишь. Вторая глупость – попытка выбирать версии ответа демократическим голосованием. Если ты лидер, капитан, то ты должен уметь принимать решения сам и брать ответственность на себя, а не распределять ее ровным слоем по всем игрокам. И третья глупость – обсуждение уже отыгранных вопросов, неважно, взятых или нет. Вчерашний день не переписать, надо думать о завтрашнем, а в нашем случае о будущей игре.

- В любой ситуации надо быть откровенным со своими коллегами по команде. Любая шероховатость, любое умалчивание, любая попытка скрыть правду – все это способно разрушить команду. Говори своим игрокам правду, какой бы горькой она не была. Не унижай их, но и не скрывай от них своего недовольства, если оно возникло. Лучше сразу расставить точки над «и», чем долгое время накапливать раздражение.

- Вы – двукратный обладатель Хрустальной Совы. Очень гордитесь этим?

- Честно говоря, горжусь, но не очень. Хрустальной Совой отмечается не победа твоей команды, а твой личный вклад в игру. Это приятно, но для меня, как для капитана, важнее, когда отмечается победа моей команды, это главная ценность. Когда говорят – «звездная команда Алексея Блинова», это принципиально важно, а когда говорят «двукратный обладатель Хрустальной совы», это греет самолюбие, но не более того.

Полностью интервью с А. Блиновым смотрите на канале «ИНГВАРЬ» по ссылке: https://www.youtube.com/channel/UCNf7YaMrrLuOP6OBHWJSoDw

Зарегистрироваться

Зарегистрироваться